Я не отвернусь. Наблюдатель рассказала, как Алтай голосует по Конституции и есть ли нарушения

Общероссийское голосование по внесению поправок в основной закон страны - процесс для страны новый, ранее не обкатанный. А потому и контроль за ним должен быть не меньше, чем на выборах президента. В Алтайском крае за процедурой следит около 10 тысяч наблюдателей, направленных на все участки региона Общественной палатой. Одна из них -  Светлана Бибик из Новоалтайска, которая все семь дней, что идет голосование, работает на УИК № 448. Она рассказала "Политсибру", есть ли какие-то нарушения в ходе голосования, соглашаются ли избиратели проходить процедуру обработки и что действительно могут делать наблюдатели.

–  Светлана, у вас есть опыт наблюдения?

–  Да, это уже не первая моя кампания, не вторая и даже не третья. Я - наблюдатель со стажем. Но, конечно, в общественном голосовании по поправкам в Конституцию участвую впервые, как и все.

Так что в этот раз мне интересно не просто исполнять привычные уже задачи наблюдения, но и побыть в самом центре исторического события.

–  Кстати про задачи. Что вы делаете на участке?

–  Контролируем соблюдение всех правил голосования. Следим, чтобы не были нарушены права людей. Причем, не только избирателей, но и членов комиссии. На них наложена большая ответственность. И если потребуется, можем вести съемку спорной ситуации, чтобы доказать потом, что комиссия руководствовалась четкими правилами.

У нас есть памятка, так называемые "золотые стандарты" из 38 пунктов. Каждый из которых мы в течение дня проверяем: прошли ли обработка поверхностей, выдали ли членам комиссии перед открытием участка все документы, опломбированы ли переносные урны, внесли ли стационарную урну (на ночь ее под нашим контролем убирают в комнату с решетками на окнах, где всю ночь дежурит сотрудник полиции), ведется ли температурный контроль и другие обязательные меры.

При этом, я подчеркну, мы не должны вмешиваться в процесс.

–  Единственный орган, который имеет право направлять наблюдателей на участки по конституционному голосованию - Общественная палата. Но при этом заявки в ОП могут подавать и частные лица, и представители общественных организаций и движение, и даже партии. Вы кого представляете в данном случае?

–  Я - председатель Совета женщин Новоалтайска. На голосовании работаю, как представитель этой организации. Но в то же время я, как женщина, мать и дочь, таким образом реализую свое личное право на участие в этом процессе. Я работаю заведующей отделом обслуживания центральной городской библиотеки. И мне самой важно и познавательно наблюдать за процедурой голосования.

–  Но при этом важный для страны процесс проходит в период пандемии. Не боитесь?

–  В такой ситуации нужно не бояться, а делать все, что можно, чтобы себя защитить. Про наш участок могу сказать четко: здесь соблюдают все необходимые меры безопасности.

Спасибо, что пришли. Как проходит надомное голосование по Конституции в Барнауле

Спасибо, что пришли. Как проходит надомное голосование по Конституции в Барнауле

Новости

Нам выдают маски и перчатки, мы регулярно их меняем. Для утилизации стоят специальные баки. Все члены комиссии тоже в таком "обмундировании", а те, кто работает непосредственно с избирателями, еще и в защитных экранах. Поверхности обрабатывают, на входе антисептический коврик, человек не зайдет на участок, пока ему не проверят температуру, пока он не наденет маску и не обработает руки. В этом году на участках намного безопаснее, чем в магазинах, автобусах и других общественных местах.

Но тут знаете, вопрос еще не столько к организаторам процесса, сколько к самим гражданам.

Когда это все только начиналось, в марте 2020 года, я сразу себя и детей приучила везде надевать маску, регулярно мыть руки, лишний раз избегать скопление людей. Ведь обезопасить себя, хотя бы элементарными средствами защиты, - это, прежде всего, самостоятельная задача каждого из нас. Я застала объявление президента Владимира Путина о режиме нерабочих дней (из-за распространения коронавируса - прим.ред.) в Москве, была там на учебе. А в столице ситуация уже начала развиваться. Было, конечно, страшно. Зато сразу поняла, насколько это будет непростое время.

Но человек ко всему привыкает и мы все уже адаптировались.

–  А избиратели нормально реагируют на просьбы обработать руки, надеть перчатки? Многие ведь уже махнули рукой на все эти меры безопасности.

–  У нас пока с этим проблем не было. Чтобы проголосовать на участке, человеку придется пройти этот небольшой этап. Не только ради его личной безопасности, но и для безопасности всех остальных. И избирателей, и членов комиссии, и нас - наблюдателей. Ведь мы тоже имеем право на работу в нормальных условиях, у нас тоже есть семьи и дети.

И все относятся с пониманием, тем более ничего сложного в этом нет. Пару минут и голосуй. А многим даже нравится и интересно. И себя потом сфотографировать, и на нас всех посмотреть. Такого ведь раньше никогда не было. Особенно дети радуются. Голосовать они пока не могут, но походить в маске, увидеть непривычно одетых взрослых. Думаю, многие это голосование запомнят на всю жизнь.

–  Много людей идет в дни досрочного голосования?

–  Процедура растянута на семь дней, поэтому и избирателей в течение дня меньше, чем на обычных выборах. И это хорошо, ведь на участке не собирается очередь, всем удается держать дистанцию.

Но в целом люди идут активно. И отрадно, что большинство понимает хотя бы суть поправок. Ведь одна галочка содержит в себе мнение более чем по двум сотням пунктов. Во всех глубоко разбираться не станешь, но хотя бы основные направления, особенно социальные, люди знают.

–  Семь дней - в семь раз больше времени приходится тратить на эту работу и комиссии, и вам.

– Это да. Но если члены УИКа здесь постоянно, то мы можем меняться. На нашем участке три наблюдателя и иногда работаем посменно. Но, повторюсь, мне этот процесс очень интересен в плане опыта. Так что и время проходит с пользой.

И не только для меня. Мы действительно помогаем комиссии. Где-то напоминаем, что пришло время сменить коврик, где-то что избиратель нарушает дистанцию.

–  А серьезные нарушения уже были?  

– За всех не скажу, но на нашем участке не было ничего такого, что могло бы поставить под сомнение легитимность. То же могу сказать и про надомное голосование, и про выездные пункты на придомовой территории, где хотя бы один наблюдатель обязательно присутствует.

Вести «с полей»: председатель участковой избирательной комиссии в Барнауле рассказал о ходе текущего голосования по Конституции

Вести «с полей»: председатель участковой избирательной комиссии в Барнауле рассказал о ходе текущего голосования по Конституции

Новости

–  Некоторые партии, отдельные люди высказывали сомнение в том, что наблюдатели направленные от Общественной палаты действительно заточены под контроль легитимности, что будут фиксировать реальные нарушения. Критики было много.

–  А что же мы сделаем, если увидим нарушение? Отвернемся? Нет, я действительно смотрю за всем процессом, как он есть. И отворачиваться не стану. Как и прошлые годы. Тогда мы вообще все работали под камерами и нас в любой момент мог проконтролировать любой желающий, ведь была трансляция в интернете.

Члены комиссии сами нас просят наблюдать за всеми важными процедурами: опломбировка, заполнение документов (разумеется, кроме тех, где есть персональные данные избирателей). Кабинка на виду, при этом подглядеть, как голосует человек ни у кого возможности нет, урны все тоже на виду всегда. Кроме того, мы обязаны сообщать обо всех фактах в информационный центр по контролю за ходом голосования.

А что критиковали-то, в чем были сомнения?

–  Да же надомное голосование. Что в этом году комиссию может вызвать чуть ли не каждый желающий. Или выездное голосование, где к организации места подходят не так уж и тщательно.

–  Не соглашусь. У нас все организовано четко при любом формате голосования. Везде соблюдаются меры безопасности, везде под контролем урна, везде обеспечена тайна волеизъявления и ведется строгая проверка документов и сверка со списками уже проголосовавших. И уж тем более никто не оказывает ни малейшего давления на избирателя и не говорит, как голосовать.

На дом нас вызывали люди, которые действительно не могут самостоятельно добраться до участка. С плохим зрением, на ходунках, в колясках и даже прикованные к постели. В чем тут может быть нарушения? Государство обязано дать им возможность проголосовать. А если это люди старше 65 лет и они опасаются выходить из дома, но очень хотят проголосовать? Они ведь тоже имеют права.

Что же касается уличных участков, то это тоже сделано для безопасности граждан. На открытой площадке проще рассредоточиться и очень удобно, что рядом с домом. Людям дают возможность проголосовать. Не хочешь - так никто не же заставляет. Но чем больше мнений, тем легитимнее результат. Об этом же говорят все критики процедуры.

Подготовлено по заказу управления печати и массовых коммуникаций Алтайского края в рамках содействия Избирательной комиссии Алтайского края в осуществлении информирования граждан о подготовке и проведении общероссийского голосования.

Легко и не опасно. Как в Барнауле проходит первое в истории уличное голосование

Легко и не опасно. Как в Барнауле проходит первое в истории уличное голосование

Аналитика

Поставить галочку в бюллетене буквально во дворе дома можно будет с 25 по 30 июня

103

 



Комментарии (3)

1000

Читатель

Отличный материал. Теперь окончательно стало понятно, сто наблюдатели от ОПы не понимают зачем они нужны, чем они должны заниматься. Они наблюдают за тем "прошла ли обработка поверхностей", "ведется ли температурный контроль". Это шедевр. "При этом, я подчеркну, мы не должны вмешиваться в процесс" - просто прелестно. То есть наблюдательница чистосердечно созналась, что на участке она этакий обязательный "элемент декора". Грош цена такому наблюдению.

Старушка Шепокряк

Предатели за "пайку и фуфайку" страну продали, как вы детям в глаза смотреть будете?

Иван
Старушка Шепокряк, вот и именно, будут жить на МРОТ, который будут индексировать"по основному закону", а рост цен (электроэнергия,ЖКХ,ГСМ,газ, уголь и дрова) и как следствие продуктов питания, в свободном плавании. Индексация 6% , рост цен 15%, и как?
Ответить