Нашли опечатку?
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Николай Герасименко: «В Госдуме не хватает представителей профессиональных сообществ»

Депутат Государственной Думы, первый заместитель председателя Комитета по охране здоровья, академик Российской академии наук Николай Герасименко рассказал «ПОЛИТСИБРУ», над какими законами сейчас работает, какие проблемы здравоохранения важны для населения и требуют особого внимания государства, а также дал несколько рекомендаций читателям.

- Николай Федорович, вы единственный депутат от Алтайского края  уже более 20 лет в Государственной Думе. А много сегодня в Думе еще депутатов с таким солидным стажем?

- Очень мало, человек пятнадцать. Владимир Жириновский, Оксана Дмитриева, Геннадий Зюганов, Сергей Решульский, Олег Смолин и еще несколько коммунистов.

- Насколько, на ваш взгляд, в работе законодательного органа страны важна преемственность?

- Преемственность, безусловно, важна. Но еще важен состав депутатского корпуса. Сегодня большинство составляют бизнесмены, выходцы из силовых структур, очень много артистов, певцов, спортсменов. А представителей профессиональных сред – учителей, инженеров, врачей – недостаточно. В Комитете по охране здоровья из 18 депутатов только шесть врачей. Для написания законов важно знание проблем отрасли. Юристы только оформляют законы, а фактурой их наполняют представители профессиональных сообществ.

Когда общаешься с профессиональными средами, узнаешь проблемы отрасли. Я сейчас встречался с врачами санэпидслужбы, они говорят: в здравоохранении были Национальный проект «Здоровье», проводилась модернизация, развивается высокотехнологичная помощь, а в санэпидслужбе ничего подобного не было. У них нет высокотехнологичного оборудования для проведения анализов, они сильно отстали от мирового уровня. Отменен ряд важных государственных нормативов, и теперь дератизация, дезинфекция, дезинсекция отданы на откуп бизнесу. Раз лицензия не требуется, значит используются какие угодно препараты, не всегда эффективные, не соблюдается необходимая кратность применения.

Еще одна проблема, поднимаемая санитарными врачами, - ответственность родителей за отказ от прививок детей. В свое время в России из-за отказов от прививок было много случаев смертей от дифтерии и других заболеваний. Прививки очень важны, нужно прививать детей от клещевого энцефалита, гриппа, дифтерии, коклюша. Ответственности родителей за отказ от прививок нет. А когда не привитый ребенок заболевает, родители  начинают искать виновных.

Естественно, понять все эти проблемы может только профессионал.

- Вы известный в России законотворец. Какие законопроекты сегодня в вашем «портфеле»?

- За пять созывов работы в Думе я стал автором или соавтором 120 законов. Среди них такие известные, как «О борьбе с табакокурением» ,«О наркотических средствах и психотропных веществах», «О выплате пенсий за выслугу лет в здравоохранении», «О социальных гарантиях пострадавшим на Семипалатинском полигоне»,  «Об иммунопрофилактике», «О качестве и безопасности пищевых продуктов», «О наркотическом обезболивании онкобольных».

Последний закон принимался в условиях, когда в России за год произошло более десяти самоубийств онкобольных. Проблема заключалась в том, что рецепт на наркотики для обезболивания действовал всего пять дней: в выходные истек срок и купить нельзя. Процедура выписки рецепта была сложная, нужно было поставить три подписи – участкового врача, онколога и главного врача. Нужно было сдавать в поликлинику пустые ампулы и использованные обезболивающие пластыри. Была проблема нехватки аптек, где продавали эти препараты, потому что существовала очень сложная система хранения наркотиков. Отношение Наркоконтроля к наркотикам медицинского потребления было такое же, как к немедицинским, нелегальным. В Красноярске врача Хориняк, которая выписала рецепт больному не со своего участка, хотели посадить. Я занимался этой проблемой, после моего обращения к генеральному прокурору ее оправдали.

Закон уже вступил в силу. Теперь рецепт работает 15 дней, для его выписывания нужна одна подпись участкового врача, использованные ампулы и пластыри не нужно сдавать, упрощена процедура хранения наркотиков в аптеках. Бесконечные проверки врачей и аптек Наркоконтролем прекратились.

В России очень мало использовались неинъекционные наркотики – пластыри и капли, более чем в 70 процентах регионов их не было. Теперь их широко внедрили, они есть и в Алтайском крае.

Теперь о проблеме, которая сейчас всех сильно беспокоит. По всей стране несколько лет шло сокращение лечебных учреждений – оптимизация и реорганизация. Примерно с 2000 года их количество сократилось где-то вдвое. В Ярославле, например, оставили один перинатальный центр, все роддома в районах закрыли. Закрыли много ФАПов, участковых больниц. В Алтайском крае этого избежали – у нас основная масса ФАПов сохранилась и даже активно строятся новые. Строится новый перинатальный центр.

Сегодня представители Минфина говорят о том, что сокращение произведено недостаточно, что в России по сравнению с Евросоюзом количество врачей и больничных коек больше. Значит, нужно и дальше сокращать врачей и койки. Но в Европе от восьми до десяти процентов ВВП тратится на здравоохранение, а у нас – до пяти процентов. В Евросоюзе процентов на сорок ниже заболеваемость, потому что там давно занимаются здоровым образом жизни – меньше курят, правильно питаются, пьют негазированные напитки. Кроме того, там короткие расстояния и очень хорошо развита реабилитационная и поликлиническая сеть.

Поэтому мной с рядом коллег разработан законопроект о запрете оптимизации и реорганизации лечебных учреждений без обсуждения общественной комиссией. Такая комиссия создается при главе субъекта Федерации, в нее должны входить представители медицинской палаты, депутаты, представители Народного фронта. Руководителю здравоохранения нужно будет доказать комиссии, что сокращение приведет к какой-то пользе.

Этот законопроект мы пробивали почти два года, сейчас он при поддержке фракции «Единая Россия» принят в первом чтении. 24 мая на форуме в Крыму, где будет председатель Правительства Дмитрий Медведев, и я буду вести секцию «Доступность и качество медицинской помощи», мы будем обсуждать этот закон и, вероятно, примем его в окончательном чтении до конца этого созыва.

Следующий законопроект касается нахождения родителей детей в реанимации. Эта проблема активно обсуждается общественностью. Как раз об этом на «прямой линии» с президентом Владимиром Путиным говорил актер Константин Хабенский.

Сейчас родителей в реанимацию не допускают, мотивируя это разными причинами. Я предлагаю разрешить родителям детей до 14 лет посещать пациентов в реанимации и палатах интенсивной терапии. Это очень важно. Когда ребенок, который растет с родителями, просыпается после операции и не видит родного лица, он переживает сильный стресс. Законопроект внесен в Думу два месяцев тому назад.

Следующая проблема, которой я занимаюсь, - упрощение процедуры регистрации лекарств. Она у нас очень длинная и сложная. Многие препараты уже используются в других странах, а у нас им заново нужно проходить регистрацию.

Еще один важный законопроект посвящен диспансеризации. Государство выделяет большие деньги, а работающие люди часто не идут на диспансеризацию, потому что им работодатель не оплачивает проведенное в поликлинике время. Законопроект устанавливает выделение работнику оплачиваемого дня  для прохождения диспансеризации.

- Сейчас в некоторых регионах «скорая помощь» переходит на использование автомобилей частных компаний. Как это может сказаться на работе «скорой»?

- Сегодня есть станция «скорой помощи», у нее свой автопарк и гараж. У водителей на «скорой» определенная специфика работы. Их две недели обучают элементарным навыкам, они зачастую работают еще и санитарами. У них определенная система езды, они должны очень хорошо знать населенный пункт, в котором работают.

При передаче транспортных услуг на аутсорсинг частным перевозчикам может возникнуть ряд проблем. Ослабнет медицинский контроль водителей, они могут отказаться работать санитарами. А потом – нужны ведь специально оснащенные автомобили! Я думаю, это нужно два-три года опробовать в нескольких регионах, смотреть, уменьшатся ли затраты. Нужно очень серьезно к этому отнестись.

- Как должна выглядеть оптимальная для пациента система здравоохранения? Каким должно быть соотношение между первичным звеном и высокотехнологичной помощью?

Резкое увеличение высокотехнологичная помощи происходило на моих глазах. В 2007 году в России делалось всего примерно 50 тысяч высокотехнологичных хирургических операций. Мы тогда поднимали вопрос о создании сердечно-сосудистых отделений. Не хватало оборудования для коронарографии, были огромные очереди. Даже в областных центрах далеко не везде были ангиографы, чтобы сделать коронарографию. Все это приводило к увеличению смертности от инфаркта и инсульта.

Сейчас в стране построено 15 федеральных медицинских центров, включая Алтайский центр травматологии и эндопротезирования. Есть региональный сосудистый центр.

Второе направление – развитие высокотехнологичной помощи в уже существующих больницах – краевых, областных. В итоге объем высокотехнологичной медицинской помощи вырос в 13 раз, за год в стране делается более 700 тысяч операций. Доступность такой помощи резко возросла. Но требуется она примерно половине процента населения.

Сейчас встает  проблема с первичной медицинской помощью. За ней обращается 80 процентов населения. Это «скорая помощь», поликлиники и стационары первой помощи – терапия, хирургия, инфекция, родовспоможение. Там очереди, нехватка оборудования и врачей из-за недостаточного финансирования.

На мой взгляд, сейчас нужно обратить внимание именно на развитие первичной медицинской помощи.

- Николай Федорович, какие бы вы дали рекомендации читателям по здоровому образу жизни? Чтобы они были эффективными и одновременно легковыполнимыми.

- Первое – правильное питание. Не нужно увлекаться газированными напитками. Углекислый газ раздувает желудок, в газированных напитках часто избыточное содержание соли и сахара. Злоупотребление соли ведет к гипертонической болезни, сахара - к диабету. Особое внимание нужно обратить на разные колы, чипсы, попкорн, гамбургеры и стараться меньше их употреблять. В них избыток сахара, соли и жира.

Нужно соблюдать питьевой режим.

При весе до 75 килограмм нужно пить два литра воды в сутки, при более высоком весе – до трех литров. Вода очищает организм, вымывает токсины.

В возрасте старше 50 лет нужно стараться есть меньше мяса. В мясе убитых животных много адреналина. Молодой организм с ним справляется, а в пожилом возрасте – нет. Нужно есть больше рыбы и овощей.

Второе – курение. Это очень вредно. Знаю по себе – курил 30 лет, не курю уже около 20 лет. Когда бросаешь курить, появляется желание больше двигаться. Организм сам этого требует. Про связь курения и рака легких и некоторых других локализаций, наверное, уже все знают.

К алкоголю в небольших дозах у медицины нет вопросов. Бокал вина или 100 грамм водки вреда не наносят.

Третье – двигательная активность. Нужно больше двигаться. Не обязательно ходить в спортивный зал. Есть простые способы – гулять с собакой, ходить пешком, ездить на велосипеде, кататься на лыжах.

Четвертое – нужно делать прививки. Только от гриппа каждый год у нас погибает несколько тысяч человек. Ни один привитый еще не умер.

Пятое – людям старше 30 лет нужно обращать внимание на артериальное давление, а после 40 – следить за ним обязательно. При этом нужно следить за весом. Чем выше вес – тем выше давление.

Шестое – после 40 лет нужно контролировать сахар. Заболеваемость сахарным диабетом растет. Зачастую люди не знают, что больны.

Также нужно контролировать содержание холестерина. Он приводит к возникновению бляшек, сужению сосудов, тромбозу, а в итоге инфаркту или инсульту.

Седьмое – после 40 лет нужно иметь онкологическую настороженность, проходить диспансеризацию и профосмотры. Если у пациента обнаруживается рак первой-второй стадии, он удаляется хирургическим путем и человек продолжает жить и работать.

Пользуясь случаем хотел пожелать всем жителям нашего благодатного края крепкого здоровья и оптимизма!

Дмитрий Негреев.

Фото из архива пресс-службы Николая Герасименко.